Снижана Чернюк: „Как только я научилась читать, это казалось самым увлекательным занятием в мире!

Интервю Станислава Марашки

– Кто она, Снижана Чернюк?

20 с лишним лет работы в Житомирском государственном университете имени Ивана Франко. Конечно, я преподаватель и литературовед, доктор философии, доцент, 60 научных публикаций по украинской и польской фольклористике, украинской литературе ХХ века и современной. После защиты магистерской работы об украинских юмористических эмигрантских журналах я также (с марта 2018 года) – магистр журналистики. Многолетнее сотрудничество с Институтом усовершенствования учителей, Малой академией наук (для школьников), Всеукраинским литературным конкурсом «Коронация слова», секретарь Литературной премии Валерия Шевчука, член Польского общества учёных Житомира, несколько лет секретарь научного журнала «Украинская полонистика», член Конфедерации болгарских писателей… Это, наверное, главное из моих «официальных» отношений с наукой и литературой.

– Откуда у вас любовь к литературе?

Как только я научилась читать, это казалось самым увлекательным занятием в мире!

Возможно, потому что это семейная традиция? Дедушки-бабушки, минимум до пятого колена, были грамотными, любили путешествовать, интересовались искусством, умели играть на каком-нибудь музыкальном инструменте, неплохо пели.

Может быть, потому что моё советское детство было беспросветным. За порогом своего дома ты подчинялся  жесточайшим правилам и запретам. Не смей высказывать то, что ты думаешь или чувствуешь, а только то, что разрешено, не говори на украинском языке, это язык для тупых, не смей носить такую причёску, ты же советский человек, не смей признаться, что тебе нравится село, потому что это для отсталых, не смей, не смей!… Вывихнутость мысли, вывихнутость чувств. Я не могла полностью понимать происходящее, но ощущала его очень остро…

А литература – такая захватывающая, пьянящая свобода, совсем другая атмосфера и энергетика, совсем другой мир, миры! Множество измерений и возможностей, которые ты сам выбираешь, устанавливаешь между ними меры и отношения, ты можешь создать свой мир! В 4 года придумала первое стихотворение, потом ещё, рассказ… это хобби остаётся до сегодня. Мечтала быть космонавтом, экскурсоводом и балериной, а уж литературоведом получилось как-то само собой. Моя научная работа под руководством талантливейшего преподавателя Ванды Тадеушевны Чайковской заняла первое место на Всеукраинском конкурсе студенческих научных работ – весомый аргумент для устройства на работу ассистентом. Позже – аспирантура Института литературы имени Т. Шевченко НАН Украины.

– Несколько слов о современной украинской литературе?

Если сказать одним словом – она «полнокровная». В смысле высокого качества и интенсивности литературной жизни, разнообразия авторских стилей, жанров, тематики, возможностей для самореализации писателей и читателей, литературных критиков, издателей и промоутеров. Сегодня чтением-писанием увлечены все возрастные группы и, пожалуй, даже профессии. Из бесконечного числа возможностей для подготовки и самореализации талантов вспомню хотя бы несколько. Наивысшим признанием и возможностью, пожалуй, остаётся Национальная премия Украины имени Тараса Шевченко. Если до недавнего времени она вызывала серьёзные нарекания из-за непрозрачности и часто необоснованности решений, то после кардинальной смены организационного комитета (теперь в его составе такие яркие личности, как Юрий Щербак, Григорий Гуссейнов, Дмитрий Дроздовский, Сергей Жадан, Ада Роговцева, Юрий Макаров и другие, о вкладе которых в украинскую и мировую культуру можно говорить часами) она вернула себе высокий престиж.

Для литературных гурманов и снобов – «Книга года ВВС» и премия «ЛитАкцента»… Вообще же в Украине существует свыше ста литературных премий разного масштаба, тематического или целевого направления и возрастной специфики, множество конкурсов, среди которых наиболее популярный – ежегодный всеукраинский конкурс будущих бестселлеров «Коронация слова».

Разнообразнейшие объединения, среди которых и традиционный Союз писателей,  помогают организационной поддержкой. Для школьников – литературные кружки в учебных заведениях  и библиотеках, группы по интересам в соцсетях, во Всеукраинской малой академии наук – отделение «художественное творчество», где можно представить свои произведения, принять участие в конкурсе. Кстати, там же есть отделения по разным научным интересам, в том числе литературоведческое.

Перечислять можно часами, а читать, даже если только по «наградным спискам», изучать эти произведения – всю жизнь.

Как вы видите возможность активизировать украинско-болгарские литературные связи?

Пожалуй, я больше ориентируюсь в научных связях, чем в творческих. И тут при активном участии Болгарской и Украинской академий наук и Министерств образования и науки, высших учебных заведений и общественных организаций обеих стран активизация уже началась. Несколько примеров: создание Центра болгарского, языка, литературы, истории и культуры в Киевском Национальном университете имени Тараса Шевченко в 2013, постоянное сотрудничество Черноморского государственного университета (г. Николаев) с Софийским университетом «Св. Климент Орхидски» и Экономическим университетом в Варне, это постоянное общение преподавателей и студентов обеих стран, проведение совместных Международных конференций (во II конференции «Славянские студии» я принимала участие с докладом о «Чувствени светове» Моники Атанасовой).

Если говорить о творческих связях, то очень интересна деятельность семейного и профессионального тандема украинской писательницы Анны Багряной и болгарского писателя, общественного деятеля Димитра Христова. Они не только работают как переводчики, но в организационном смысле также делают много для расширения болгарско-украинских литературных связей. Кроме того, недавно созданный в Украине Институт книги активно работает над масштабной программой переводов, но, к сожалению, я не знаю, как представлена в этом проекте болгарская литература. Также не могу сказать, кто из болгарских писателей принимал участие (и принимал ли) в таких литературных событиях, как ежегодные «Мистецький Арсенал», «Форум видавців», местных «літературних толоках» и других подобных литературных событиях, а это хорошая форма презентации для иностранных писателей в Украине.

Думаю, что переводы и личные дружеские, творческие связи и являются одним из наиболее плодотворных видов сотрудничества. Но «живые» встречи с писателями также действенны. Неплохо было бы наладить взаимодействие различных литературных объединений обеих стран. А если делать это на основе модного нынче в Украине тренда и действительно эффективного механизма «територіальних громад» (территориальных объединений граждан), привлекая арт-центры, литературные кафе, книжные магазины – кафе, другие подобные формы литературного маркетинга, конечно же, в сотрудничестве с литературными сайтами и СМИ, – активизация гарантирована.

Что вас связывает с Болгарией, кроме Конфедерации?

Имя. Родители взяли его из понравившейся песни, с детства мне говорили, что это болгарское имя, поэтому Болгария в детских мечтах занимала особенное место.

Отдых. С начала 2000- х мы отдыхаем в Болгарии. Прекрасная природа Болгарии для меня – самая уютная.

Люди. Муж, с которым, к сожалению, мы расстались. Прекрасные друзья и коллеги, среди них следует отметить неимоверно целеустремлённого и творческого председателя Конфедерации Станислава Марашки, благодаря которому я не только узнала о деятельности Конфедерации, но и познакомилась с очень интересными творческими людьми, это общение дарит новые знания, порождает массу новых идей, новых взглядов на литературу, культуру, на жизнь.

Ну и – для равновесия добра и зла – некий варненец Николай Николов, который якобы считал себя моим другом, но потом вдруг решил, что все болгарские женщины плохие, а все люди его обидели, поэтому он хочет на мне жениться. Можно было бы считать это недоразумением или неуместной шуткой, но после моего категорического отказа и попытки прекратить общение он начал маниакально вычислять все мои появления в соцсетях, высылать моим официальным сотрудникам, коллегам и друзьям разные бредовые письма. Если человек не обременён саморазвитием, семьёй (к которой ему запрещено приближаться), важными жизненными целями, то у него есть много времени для создания нескончаемых фейковых страниц. Да, я понимаю, что сейчас увековечиваю этого любителя поэзии и фотографа, грузчика из мебельного магазина, но поскольку он терроризирует своими комментариями также страницу Конфедерации, то считаю нужным внести ясность в эту мелодраматическую историю.

Культурно-социальные феномены. Год тому начала работать над сравнительной характеристикой юмористических журналов советского времени, поэтому феномен живучести «Стършела» очень влечёт. Предварительные результаты изложены в статье, которая вошла в Антологию, издаваемую Конфедерацией в этом году.

Какие проблемы украинского языка в связи с экспансией русского?

Откровенно говоря, факт, что приходится общаться с болгарами на русском языке, вызывает у меня сильный психологический дискомфорт, почти боль. Но, к сожалению, мой уровень владения болгарским пока не позволяет высказываться достаточно точно и пространно.

В общении с болгарскими друзьями неоднократно возникала тема схожести колониального прошлого Болгарии и Украины, постколониальных или неоколониальных проблем обеих стран. Большой оказалась разница в понимании языкового вопроса. Поскольку болгарский язык не запрещался и не истреблялся более 300 лет, то болгарам сложно представить, как это – постоянно жить в условиях уничтожения  твоего «дома бытия», по известному выражению Хайдеггера. Сложно представить весь спектр трагических последствий этого яростного преследования, уничижения, истребления национального языка как на уровне законов Российской империи, потом СССР, так и на уровне «общественного мнения», «сарафанного радио». Мы знаем, что такое информационная война как минимум с XVI столетия. А 1627 год увенчался первым  сожжением книг на украинском языке (идея московского патриарха Филарета). И это было только начало, ведь в кровавом списке истребление из-за языка не только книг, но и людей, как известнейшего украинского композитора и певца Владимира Ивасюка и многих других. Язык – живой, поэтому его можно убить. Ближайшее доказательство – белорусский язык, который сейчас – как срезанные цветы в вазе, он умирает.

Вот краткий ответ, влияет ли языковой вопрос на книгоиздательское дело и на популяризацию национальной литературы. Для более подробного можно снять сериал-ужастик, по сравнению с которым ужасы Хичкока будут детскими мультиками.

Что пожелать коллегам из Конфедерации?

            Джулия Кэмерон в книге «Путь художника» говорит, что творческие люди могут сознательно выстроить творческий кружок – Священный Круг заслуживающих доверия участников-«зеркал», которые будут способствовать росту и развитию друг друга. Я думаю, что Конфедерация – это и есть такой Круг. Поэтому желаю, чтобы каждый участник, независимо от его достижений или неудач, всегда чувствовал доброжелательную, уместную и творческую поддержку и сам мог её, усиленную многократно, подарить миру.